Практика медитации

Практика медитации

Экман: Давайте вернемся к вопросу о том, как помочь людям, которые очень быстро начинают испытывать сильные эмоции. Что мы можем сделать для того, чтобы их эмоции возникали не так быстро и не проявлялись с такой интенсивностью? Какими должны быть для них упражнения, учитывая тот факт, что для большинства людей, живущих в современном индустриальном об­ществе, двадцать — тридцать минут в день составляют то макси­мальное время, которое они могут посвящать медитации? Какие методы лучше всего подходят для начинающих? Что можно ново­го предложить человеку, использующему конкретный способ ме­дитации в течение одного года?

Далай-лама (через переводчика): Я хотел бы знать, действитель­но ли мы можем говорить об одном эффективном методе, так как мы ведем речь о трансформации психических состояний и мысли­тельных процессов. Чтобы оказывать какое-то влияние на ситуа­цию, необходимо рассматривать ее под разными углами зрения. Вот почему буддисты говорят о «союзе» метода и мудрости, искус­ных средств и мудрости. Правильно ли искать какой-то один эф­фективный метод, как это делает медицина?

Экман: С чего бы вы предложили начать?

Далай-лама (через переводчика): Из вашего определения эмо­ции становится понятным, что этот феномен является очень слож­ным и состоит из нескольких компонентов — из чего следует, что противоядие также должно предусматривать тот же уровень слож­ности. При этом оно также должно состоять из нескольких ком­понент.

Далай-лама (через переводчика после продолжительного обме­на мнениями с помощниками на тибетском языке): Здесь уместно привести историю об одном известном монахе, мудреце, который является одним из главных учителей в монастыре. Этот монах страдал от того, что мы называем разбалансировкой мозговых из­вилин, — чего-то такого, что напоминает начало нервного припад­ка, разновидности состояния тревоги и депрессии. Я захотел вы­яснить, не является ли эта разбалансировка следствием того, что монастырская кухня в течение семи лет была исключительно ве­гетарианской. Но монах отверг это предположение, заявив, что более непосредственным триггером была очень интенсивная ме­дитация о смерти или о бренности нашей жизни. Я почувствовал, что, возможно, подход этого монаха был недостаточно всеобъем­лющим и что он не должен концентрироваться исключительно на темах смерти и бренности. Учитывая многие другие факторы, та­кие как ценность и благоприятные возможности человеческого существования, он, вероятно, сумел бы избежать возникновения такого дисбаланса.

Это позволяет предположить, что даже в случае одухотворенной практики медитации, когда вы фокусируетесь на каком-то одном аспекте в ущерб остальным, это может иметь неблагоприятные последствия.

Экман: Этот вопрос имеет большое практическое значение.

Интересные материалы

Глава 2 СОВРЕМЕННОЕ СОСТОЯНИЕ МИРА               Представим себе идущий по океану громадный, сильный корабль, являющийся гордостью человеческого ума и изобретательности и последним словом науки и...

Белое полотно снега уже тает и шафраны выталкивают свои окрашенные верхушки из-под земли, тем самым давая сигнал, что к нам идет весна, пришло время следовать указаниям Гайи (Духа Земли)...

Кант задал три вопроса: Что познаваемо? Что есть человек? Что можно и нужно делать? Я добавляю ещё один вопрос: Что есть Господь Бог? Человечество! Встань с колен! Истина...