Гиперборейская и полярная эпохи

Последующие изложения из «Хроники Акаши» возвращают нас к временам, предшествующим тому, что было до сих пор описано. По отношению к современному материалистическому образу мышления, эти сообщения окажутся, может быть, еще более рискованным предприятием, нежели те, которые уже сделаны в предыдущих главах. В настоящее время в этих вопросах всегда бывает так наготове упрек в фантастике и в беспочвенном умозрении! Когда знаешь, как далек естественнонаучно, в современном смысле слова, образованный человек от того, чтобы относиться к этим вещам хотя бы только серьезно, тогда к сообщению их может побудить лишь сознание, что излагаешь в точном согласии с духовным опытом. Здесь не сказано ничего, что не было подвергнуто тщательному испытанию средствами духовной науки. Пусть только естествоиспытатель будет столь же терпим по отношению к духовной науке, как терпима последняя по отношению к естественнонаучному мышлению (см. мою книгу «Миро— и жизнесозерцание в XIX веке», в которой я, как думаю, показал, что умею отдавать должное материалистически-естественному воззрению).

Для тех же, которые расположены к этим духовно-научным вопросам, я хотел бы на этот раз, в связи с сообщениями, сделать еще одно особое замечание. В дальнейшем будет речь об особенно важных вещах. И все это относится к давно протекшим временам. Разбор «Хроники Акаши» в этой области вовсе нелегок. Написавший это отнюдь не предъявляет притязаний на какую-либо веру в авторитет. Он хочет лишь сообщить то, к исследованию чего были приложены все усилия. Всякая поправка, опирающаяся на знание дела, была бы ему приятна. Он чувствует себя обязанным сообщить эти события из истории человеческого развития, ибо к этому понуждают знамения времени. Притом на этот раз нужно было обрисовать большой промежуток времени, чтобы дать сразу обозреть его. Подробности о многом, сейчас едва только намеченном, последуют позже.

Начертания «Хроники Акаши» лишь с трудом могут быть переведены на наш обиходный язык. Легче было бы передать их на принятом в оккультных школах символическом языке знаков, раскрытие которого однако в настоящее время еще не дозволено. Поэтому пусть читатель помирится с многими темнотами и трудными местами и постарается добиться понимания их подобно тому, как и автор старался добиться понятного для всех изложения. Многие трудности чтения окажутся вознагражденными, когда читатель бросит взгляд на глубокие тайны, на полные значения загадки человечества, которые здесь указаны. Ибо истинное самопознание человека вырастает также из этих «начертаний Акаши», которые для оккультного исследования являются такими же прочными действительностями, как горы и реки для чувственного глаза. Ошибка в восприятии возможна, конечно, здесь, как и там.

Необходимо указать лишь еще на то, что в настоящем

Интересные материалы

История Мари-Жозе Рассказ о жизни Фрейда, о том, как собственное учение помогало ему, захватил нас, и поэтому переход Джойс к примерам из реальной практики психоанализа выглядел вполне уместным. —...

Импровизированная лекция   В других лекциях я вам уже много говорил о десяти сефирот: Кетер, Хохма, Бина, Хесед, Гебура, Нецах, Ход, Иезод и Малхут. Я также вам уже сказал, что девятая сефира, Иезод...

Кроме Фрейда История выздоровления Мари-Жозе увлекла всех, Джойс сделала короткую паузу и зачитала завершающую часть доклада: — Прошло пятьдесят семь лет после смерти Фрейда, но многие продолжают...