Христианство и любовь Господа

6. Смерть и христианство

Пришло время покинуть зыбкую почву сновидений и поговорить о суровой реальности последней границы — смерти. Этот день был посвящен рассмотрению смерти как физиологического процесса. При рассмотрении подобного вопроса было очень важно начать с создания соответствующего контекста. Я опять попросил Чарльза Тейлора выступить и дать обзор западного отношения к смерти, что он и сделал с присущей ему тщательностью.

Христианство и любовь Господа

Как только Далай Лама занял свое место, Чарльз сел рядом с ним и начал:

— Я бы хотел поговорить об отношении к смерти на Западе, но хочу заглянуть немного дальше в прошлое. Нельзя понять западное отношение к смерти без понимания христианской позиции, а христианское отношение к смерти трудно понять без понимания основ христианства. Поэтому я начну с разговора о сходстве и различиях между буддизмом и христианством. В обоих случаях мы видим человека, оказавшегося запертым в ограниченном понимании самого себя, нуждающегося в освобождении. В обоих случаях это освобождение принимает форму изменения понимания того, кто мы есть. Наша индивидуальность должна преобразоваться.

Здесь мы находим первое различие. Для буддизма это преобразование — изменение индивидуального самоосознания — исходит из долгой тренировки понимания природы реальности/нереальности, и их тождества; понимания, которое должно быть достигнуто в первую очередь. В каком-то смысле человек выходит за пределы своего «Я». В христианстве, иудаизме и исламе преобразование вызывается взаимными отношениями, связью человека с Богом — можно сказать, дружбой с Богом.

Все религиозное понимание основывается на общем человеческом опыте. Находясь в близких отношениях с определенными людьми, мы замечаем, что мир начинает казаться нам иным. В компании с определенными людьми мы сами можем быть другими. Например, в обществе праведных людей или людей глубоко чувствующих, наше собственное сострадание может усилиться, а наш гнев — уменьшиться. Мне кажется, что мы все испытывали нечто подобное в эти дни в Вашем обществе; сейчас мы не совсем такие, как в обычном окружении — вне этого общества. В какой-то мере все религиозное учение христианства, иудаизма и ислама базируется на понимании этого конкретного человеческого опыта, но на более высоком уровне. Наша взаимосвязь с Богом представляет собой тесную дружбу с очень праведным существом. Так же как близкие отношения с очень праведным человеком могут изменить нас, так и дружба с Богом может вызвать преображение.

Я бы назвал это принципом диалога — концепцией изменения человека в результате диалога или сотрудничества с окружающими. Такое диалогическое понимание лежит в основе христианства, и любовь Бога действует здесь и субъективно, и объективно. Она предполагает и нашу любовь

Интересные материалы

  I ОСНОВЫ   1. ТРИ СПОСОБА ПРАКТИКИ   ПРОСВЕТЛЕНИЕ БУДДЫ КАК ПРИМЕР ДЛЯ НАС Одни буддийские школы считают, что Будда Шакьямуни достиг просветления в Индии в VI веке до нашей эры, пройдя...

Считайте, что мы делаем пробу, испытание. Прямо сейчас! Чур, не бояться, но и вперед меня не забегать. Пока что я ваш проводник, держитесь за мной и будьте внимательны. Как говорится,...

Намерение и усилие на практике В этот момент Джейн Гакенбах перевела разговор на тему, непосредственно связанную с ее работой: — Намерение распознать сновидение и затем контролировать его включает...