Фрейд и другие

Фрейд и другие

Джойс начала свою речь:

— Мне выпала большая честь представить здесь науку и искусство психоанализа. В определённый исторический момент сложившиеся условия требовали подхода, использующего методы искусства и науки.

Зигмунд Фрейд был основоположником данной теории и терапевтической практики. В конце XIX века, века консерватизма господствующих классов, не желавших подвергать сомнению незыблемые ценности, Фрейд, получивший в Вене образование врача, задался многочисленными вопросами. Он постоянно спрашивал: «Почему? Почему люди болеют? Почему поправляются? Почему мы воюем? Почему гибнут цивилизации? Почему преследуют евреев?».

Далее Джойс отметила, что психоанализ явился продуктом западной цивилизации и оказал огромное влияние на западный мир, в частности на лечение душевных болезней. После Фрейда все медики стали считать болезни тела зависящими от разума. Фрейд понимал, что любое состояние тела воздействует на образы сознания, и нет ничего, происходящего в сознании или психике, что не влияло бы на тело. Он видел, что тело и психика взаимосвязаны, но подчиняются разным законам. Законы работы психики не являются законами биологических систем, хотя они постоянно взаимодействуют и влияют Друг на друга.

— Влияние Фрейда на западный мир вышло за пределы области душевного здоровья. Оно оставило огромный след в преподавании, педагогике и сказалось на многих областях творчества. В частности, художников и философов вдохновляли открытия и философия Фрейда.

Джойс задумалась, потом добавила:

— Вероятно, Фрейд не оказал большого влияния на музыку. Он утверждал, что очарование музыки не действует на него, и сожалел, что она осталась для него закрытым миром.

Однако он страстно интересовался словами и языком. Для него было важно найти слова для явлений человеческой жизни, которые еще не получили названия. Можно сказать, что Фрейд боготворил слова. Хотя общепринято, что человечество создано словами и порабощено словами, многое из того, что жизненно важно для человека, находится на довербальном[15] уровне. Слова в какой-то мере олицетворяют отца, внешний мир. В христианской Библии мы читаем: «Вначале было Слово...» Возможно, эта зависимость от слов досталась нам в наследство от патерналистской религии?

В любом случае я предполагаю, что вначале был голос, и даже в утробе матери ребенок уже слышит звук и ритм.

Интересные материалы

Существуют ли аналоги понятия «тонкий ум»? Я задал вопрос, давно занимавший меня, и, вероятно, высказался за всех присутствующих: — Предположим, что у нас есть практик высокого уровня, который...

Очень часто люди забывают старое изречение: «Мой дом – моя крепость», то есть место, где действуют законы, не подчиняющиеся силам внешнего мира. И некоторые дома становятся продолжением...

«Нет более неисцелимого порока, как слепой и не рассуждающий фанатизм». Е. П. Блаватская. Здравствуйте! Это не только в качестве приветствия, но и как пожелание быть здоровыми. Вероятно, всем...