Бронников - Конференция 2006, часть 33

Еще проще скажу. В Европе особенно модны, ну у нас в принципе тоже, чудеса всякие: иконы плачут, масло вытекает, слезы появляются – одуреть. Можно провести эксперимент: показываете мне столб, любой, произвольно – из него сейчас кровь пойдет! И вы это всё сами сделаете. Или масло полезет оттуда, сопли поползут, что хочешь – наша шиза безгранична. Чем мне близок ислам, хотя я отношусь к христианской вере (я крещен в православной церкви), что там нет икон. Дуракам иконы нельзя показывать, а дураков в христианстве стало много, число неисчислимое. Существуют лечебные иконы, святые иконы, чудотворные иконы – одни только козлы не чудесные у вас. Люди-идиоты, люди-придурки – это нормально. Человек есть живая икона – высочайшее божественное творение, которое рогами бьет по иконам, по стенам и т.д. – одуреть! Я преклоняюсь перед ребенком, перед женщиной. Икон в природе не существует вообще – это бредятина. У людей отсутствуют элементарные представления о ритуальных вещах. Человек и икона. Если человек направляет весь поток энергии на икону: «Икона, дай мне кусок хлеба! Икона, дай мне здоровья! Икона, спаси меня!», то сначала она наполняется энергией, превращается в сущность, там возникает некий разум. Я встречался с иконами, которые матом говорят. Понятно? Посылают, куда хочешь. Либо музыка идет, звуки всякие.

Мы с вами – генераторы, мощные излучатели, всякого дебилизма. Икона – это зеркало для человека. Нужно понять, что ты смотришь на Божию Мать – она находится вот здесь, внутри тебя, а не в иконе, не на крыше. Некоторые думают, что вот в церкви она находится, а тут ее нет – сейчас я схожу в церковь. Некоторые вообще рассуждают: вышел из церкви и Бог теперь ничего не видит – пойду втихаря что-то сделаю! А потом приду и помолюсь, покаюсь. Когда животное смотрит в зеркало – видит другое животное, а не себя. Зверь смотрит в зеркало и понимает, что это он сам. А для нас зеркало – это человек. Я общаюсь с человеком, я в нем должен видеть себя. В школе у нас икона кто? Учитель. На него молиться надо, а то он двойку поставит. Понятно? Это вы мне оценку должны ставить, а не я вам. Понятно? И я не икона и не учитель, не дай Бог. Я – самодвижущийся, самоперемещающийся, самоговорящий импортный телевизор. Сейчас идет такая телевизионная передача – не нравится, можете выключить. Если кто этого не понимает, тому даже трудно сочувствовать. Вот это икона, но можно накачать и бревно, и камень, и что хочешь. Вспомните про этого мальчика, через которого идет действие мощной сущностью, и всё горит, пропадает, исчезает.

В Тольятти тоже вышли на сцену после лекции семья: муж, жена и ребенок. Ребенок тоже маленький, лет десяти – большие глазки, весь испуганный такой. И они говорят мне: «Вячеслав Михайлович, Вы рассказываете про сверхспособности всякие, так вот у нашего ребенка есть такие сверхспособности. Мы не знаем, как его вылечить от этого. Когда он нервничает, холодильник подпрыгивает, шкафчики подлетают, двери вылетают, окна вылетают, дотрагивается до человека – ожёг делает». Ну, как, ничего? А если б он дотронулся до иконы? А если б он ее накачал чем-то? 

Интересные материалы

Часть III. ЭТИКА И ОБЩЕСТВО Глава 11. ВСЕОБЩАЯ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ   Я верю в то, что каждый наш поступок обладает универсальной значимостью. Поэтому этическая дисциплина, нравственное поведение и...

Глобальное сострадание Буддизм всегда придерживался принципа, согласно которому сострадание должно вырабатываться таким образом, чтобы распространяться на всех живых существ, а не только на членов...

  Посмотрите на слушающих меня детей: если бы вы знали, как они воспринимают мои слова! Их лицо вибрирует... Когда нужно смеяться, они смеются; когда нужно размышлять, они думают. Они реагируют в...